Инна Гинкевич: «Кастовость в балете сравнима с иерархией в Индии»

Новости

Инна Гинкевич: «Кастовость в балете сравнима с иерархией в Индии»

Героиня сегодняшнего интервью плывёт по морю жизни, словно прекрасный белый Лебедь, никогда не склоняя головы и не сворачивая с выбранного маршрута, ловко преодолевая затейливые лабиринты судьбы и изощрённые интриги конкурентов, маневрируя в сложных айсбергах и бурях, которые встречаются на пути. Она ни при каких обстоятельствах не изменяет себе, не предаёт окружающих и всегда стремится к своим целям и мечтам, претворяя их в реальность. Её жизненное кредо – честь, достоинство, любовь и дружба!

Инна Владимировна Гинкевич - Заслуженная артистка России,за спиной которой более 50 ведущих и сольных партий классического репертуара в Большом театре (1990-1994г.г.) студия Ю.Н. Григоровича , Московском Академическом Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко (1994-2013г.г.), Приморской сцене Мариинского театра г. Владивосток, актриса, ведущая, модель. Главный хореограф Москомспорта. Советник руководителя департамента Москомспорта по вопросам хореографии. Директор ГБУ «Спортивная школа олимпийского резерва № 25» Москомспорта.

В рамках этого интервью мы поговорили с Инной Владимировной о разных этапах и рубиконах её карьеры, становлении творческого и личностного пути, преградах и испытаниях.

 

Вы родились в Ленинграде. Родители имели какое-то отношение к творческому миру?

Папа – известный архитектор Владимир Гинкевич, реализовавший большое количество объектов, среди которых Кижи, Валаам. Мама, как верная спутница Дали – Гала (ее тоже зовут Галина), партнёр во всём - в жизни, в творчестве, в искусстве, и, конечно, мой воспитатель, куратор, друг.

Как в Вашей жизни появился балет?

Благодаря маме. Когда она была маленькая, поступала и была принята в хореографическое училище. Но её бабушка (моя прабабушка) не одобряла балет, считая, что это не Смольный институт благородных девиц. Хотя я уверена, что из мамы получилась бы звезда балета,так как у нее были прекрасные данные, особенно огромный прыжок (который отметила комиссия при приеме): по всем параметрам она идеально подходила, и сейчас - в 72 года находится в прекрасной форме и многие думают, что она бывшая балерина.

Значит в Вас мамины мечты воплотились в полной мере?

Да, наверное, мама во мне реализовала свои несбывшиеся планы и мечты. Хотя я изначально хотела быть фигуристкой. Но меня переубедили: папа доходчиво объяснил, что балет - большое искусство, фигурное катание- тяжелый спорт. Травматизм в фигурном катании больше, чем балете: лёд – это не пол. Меня отвели в Мариинский театр на балет «Щелкунчик». Я до сих пор помню свой восторг и желание стать Машей.

В 6 лет я попросила бабушку отвести меня в танцевальный кружок во дворе дома, где мы жили, потом стала заниматься в ДК им. Горького на Нарвских воротах, где работали педагоги, которые параллельно трудились в Академии хореографии им.А.Я.Вагановой. Я была очень старательная, у меня получалось, поэтому педагоги посоветовали маме, чтобы я поступала именно в это хореографическое училище (которое и по сей день считается лучшим в мире). Так я оказалась в классическом балете. Сейчас, ретроспективно оценивая детские годы, понимаю, что детства в обыденном понятии у меня не было. Мы практически не ходили в кино и кафе. Все силы и время были сконцентрированы, направлены только на достижение профессии и желание стать лучшей.

Расскажите о годах учёбы в Ленинградском академическом хореографическом училище им. А.Я. Вагановой (ныне Академия)

Я искренне благодарна своему первому педагогу - Галине Петровне Новицкой. Она воспитала целую плеяду звёзд, среди которых Ульяна Лопаткина, Алла Сигалова, Майя Думченко, я и другие.

При замечательном составе педагогов в училище, почти все дополнительно занимались с артистами из Мариинского театра. С 3-го класса балета меня стали курировать Народные артисты СССР Наталья Дмитриевна Большакова и Вадим Николаевич Гуляев. Они были не только танцовщики экстра класса и звезды мирового балета, но и педагоги «от Бога», их влияние оказало колоссальное воздействие на меня не только как на балерину, но и как на личность.

Переходя на 1 курс мне опять очень повезло и я попала в класс к звезде советского балета Народной артистке СССР И.Б.Зубковской. Потрясающей балерине, педагогу и просто самой красивой женщине г. Ленинграда того времени. Именно она привила мне вкус и стиль не только на сцене, но и в жизни. У меня не было ни одного выходного, каждое воскресенье я ездила дополнительно заниматься в Мариинский театр. Даже на летних каникулах на даче был станок (я приспособила под него перила от лестницы) и я каждый день занималась. Иногда хочешь пропустить занятия, сделать выходной, а перед сном ляжешь читать книжку и начинает мучить совесть, что день упущен, успехи не сделаны, кто- то в этот момент стал лучше тебя. В этом случае я вставала и шла заниматься к станку, после чего с «чистой совестью» ложилась спать и спокойно засыпала. Я раньше всех, в 5 классе балета, начала танцевать на сцене Мариинского театра в выпускных и отчетных концертах хореографического училища, где обычно выступают ученики только старших и выпускных классов, но я была исключением.

Так сложилось, что меня очень любили художественный руководитель училища К.М.Сергеев и Н.М.Дудинская. Еще в 1 классе балета они отобрали меня на празднование 80-ти летия Наталии Михайловны на партию маленькой Наташи Дудинской. С этого момента началась моя «звездная карьера» в училище. Продолжением звездного часа были съемки американского документального фильма «Как стать звездой?» Снимало АBC. Режиссером фильма был Тэд Тэрнер и сын президента Америки того времени Рональда Рэйгана –Рони Рэйган-младший. На главную роль в блоке «Про Великий российский балет и Академию им.А.Я. Вагановой,как колыбель русского балета» выбрали меня. Это было для меня очень тяжелым испытанием, потому что я после такого фильма уже не имела права не стать примой. Я уже говорила, что была максимально занята в производственной практике училища. В конце первого курса в рамках международных гастролей мы ездили во Францию, где я умудрилась «отличиться» и обо мне даже написали в местных газетах.

Во время выступления в Гран Пале во время балета «Пахита», солистка которая танцевала вариацию, получила травму и ушла за кулисы, а я стоя в этот момент на сцене в двойке (я должна была танцевать эту партию на следующий день) не раздумывая ни секунды вышла на середину и дотанцевала эту вариацию. До сих пор помню, как зрители встали и аплодировали, а я только потом поняла и осознала всю ситуацию. Я действовала на автоматизме и профессионализме, заложенном в меня моими педагогами. С училищем мы много гастролировали в рамках обмена опытом и я еще ученицей побывала в Швеции, Германии, Венгрии, Франции. Я танцевала сложные па-де-де из балетов с «Корсар», «Пламя Парижа», «Дон Кихот», на протяжении двух лет танцевала Машу в «Щелкунчике»,станцевала «Шопениану», «Фею кукол». Мне очень повезло с педагогами по дуэтному танцу. На 1 курсе это был Н.Н.Серебрянников (по его методике и книге ведется обучение до сих пор), 2-3 курс -Заслуженный артист РФ,звезда балета и виртуоз поддержки М.Ф.Даукаев. Этот человек был моим кумиром с детства, и мне очень повезло, что он стал не только моим педагогом, но и наставником и близким другом. Нагрузка в училище была огромная, при этом я успевала хорошо учиться, висела на доске почёта.

Какие отношения были с педагогами и сокурсницами? У Вас абсолютно балетные данные – утончённость, изящество, грация. Наверняка, с ранних лет приходится сталкиваться с происками завистниками и интригами конкурентов.

Отношения складывались по-разному. Злость и зависть проявляется обычно в младших классах: у детей методы разборок более жестокие и прямые, чем во взрослом возрасте, когда за спиной плетут интриги. Я с первого класса была отличницей по всем предметам, лучшей ученицей. По жизни было много разных моментов. Например, проверяя мои балетные пуанты, мама резала руки, так как там были бритвы. Иголки втыкали в полотенце, которым вытираешь лицо. Мне с детства присуща черта правдолюба: за друзей всегда стою горой. И был инцидент, когда после экзамена в младших классах одна девочка стала говорить, что моя подруга Катя получила незаслуженную оценку. Я заступилась за подругу, стала выяснять отношения с обидчицей, в результате она на меня замахнулась, а я в ответ дала сдачи и ударила ее пуантом. Было разбирательство, вызывали родителей, но пришли к выводу, что виноваты обе стороны,а то бы мне грозило отчисление. А с той подругой - Катей Ковмир, дочкой известного Премьера Народного артиста РФ Николая Ковмира, мы дружим до сих пор, несмотря на то что она уже давно живет во Франции. Хочу отметить, что все мои школьные друзья остались и через 28 лет со мной. Мы до сих пор сильно дружим, с некоторыми работаем вместе. Все они стали звездами в своем бизнесе и состоялись как личности, и сейчас мне приятно видеть рядом уже ставшие родными лица.

Ситуации же с педагогами которые хотели избавиться от конкурентов своих лучших учениц были сложнее. Сейчас понимаешь, что люди совершали абсурдные поступки лишь бы достичь своей цели. На параллельном курсе педагог занимала должность парторганизатора. Эта женщина решила меня дискредитировать по партийной линии за «плохое» поведение, мотивировав тем, что я прилюдно целовалась со своим молодым человеком, который потом стал моим мужем. Андрей Плеханов приехал к нам на стажировку на втором курсе: мы встали в пару, начали вместе танцевать, участвовать в спектаклях в училище, между нами завязались романтические отношения, которые впоследствии закончились свадьбой. Было собрано партсобрание, на котором педагоги выясняли отношения, целью было мое отчисление или как минимум не допуск к выпускному спектаклю.

В итоге меня отстояли мои педагоги и К.М.Сергеев, было принято разумное решение: «Раз создалась пара премьеров, надо радоваться, а не чинить препятствия». В результате, все ребята попросили меня стать Комсоргом хореографического училища, чтобы защитить себя от искусственных проблем и интриг. Это по тем временам очень серьёзная, ответственная должность. Я долго думала, не соглашалась, но потом решилась и ни сколько не жалею. Всё случайное неслучайно. Чётко могу констатировать, что мне сейчас это действительно помогает. Октябрята, пионеры, комсомольцы – организованность, дисциплина. Я в своей жизни встречаю людей из мира бизнеса, политики, искусства и сразу чувствуется, кто в прошлом был комсомольским лидером. Практически все, кто имел эти навыки, многого добился в жизни. Наше поколение сильно отличается от сегодняшнего. Существовала чёткая идеология, когда люди работали не за деньги, а за идею. Понятие «честь мундира» было не пустым звуком, а действенным фактором. И это относилось не только к высшим чинам офицерской власти, но и к нам - комсомольцам.

Когда я выпускалась - во время государственного экзамена сломала плюсневую кость в стопе. Со сломанной ногой дотанцевала экзамен до конца. Та же конкурирующая преподавательница с параллельного класса, которая ранее инициировала разбирательства по партийной линии, сказала, что я симулирую. Я была лучшей ученицей, все пятёрки, шла на красный диплом, но по классике мне поставили 4 с плюсом. Плюс, как известно, в диплом не идёт. Когда я принесла заключение рентгенолога, где чёрным по белому было написано, что у меня перелом с трещиной, мне ответили: «Это же невозможно, танцевать с таким переломом! Но мы уже не можем ничего поменять». Это, конечно, был вызов и наглость, но, наверное, такой опыт - проверка на прочность характера. Я не поехала на гастроли в Америку с «Щелкунчиком», два месяца восстанавливалась, но, как и раньше, была нацелена на движение и развитие.

После окончания училища Вы не пошли в Мариинский театр, куда Вас звали, а отправились в Москву- в Большой театр «Студию Юрия Николаевича Григоровича». «Большой» и «Мариинский» - конкуренты, и приглашение в Москву из Питера, как и наоборот, скорее исключение, чем правило.

Сейчас не редкость, когда выпускников из Санкт-Петербурга приглашают в Москву и наоборот, в 1990г. это считалось эксклюзивом. До того момента в Москву пригласили таких великих балерин, как Галина Сергеевна Уланова, Марина Тимофеевна Семёнова, Нина Владимировна Тимофеева, Людмила Ивановна Семеняка.

Меня растили для Мариинского театра и все были уверены, что я буду там работать. Мало того, Н.М.Дудинская просила меня остаться еще на год усовершенствования в ее классе, чтобы она выпустила Ульяну Лопаткину и меня, как свою ученицу.Это было небывалое в истории училища предложение, но я отказалась. Была молодая и глупая. У меня в голове сидела одна мысль «скорее бы в Москву!»

Если вернуть время вспять, сейчас, наверное, я бы приняла это предложение. Не из за дальнейших больших возможностей в карьерном росте ,а лишь для того, чтобы еще лишний год получать знания и секреты от этого великого педагога и мастера. Когда был просмотр в Мариинский театр, где сидела большая комиссия, моего педагога И.Б.Зубковскую спросили, почему я стою в коридоре и наблюдаю, а не нахожусь переодетая в зале? На что Инна Борисовна, всплеснув руками, с горечью в голосе, сказала «У нее своя программа: Замужество, Григорович, Москва».

Юрий Николаевич Григорович пригласил меня и на тот момент уже моего мужа Андрея Плеханова в Большой театр РФ «Студию Ю.Н.Григоровича», куда собрал всех лучших выпускников хореографических училищ 1990г..

Оценивая с высоты прожитых лет тот период, я отчётливо понимаю, что желание уехать из Петербурга в Москву было обусловлено стремлением вырваться из-под контроля родителей. У меня очень строгие родители, которые контролировали каждый шаг, заботились, оберегали и я считаю, что это правильно! Но всё равно юношеский максимализм хотел свободы. Закончился период Петербурга, начался период Москвы.

После окончания хореографического училища им. А.Я. Вагановой, вы пошли учиться и успешно закончили сначала Российскую академию театрального искусства (ГИТИС), а затем Академию профессионального мастерства искусств в Москве.

Сейчас в Академии русского балета им. А.Я. Вагановой есть бакалавриат и магистратура, раньше этого не было: мы получали диплом среднего специального образования. В 18 лет заканчиваешь училище и автоматически идёшь получать высшее образование. Я в 90-м поступила, в 95-ом закончила. Конечно, когда учились, мы уезжали на гастроли - нам шли на встречу, многое прощали. Потом я получила второе высшее - Академия Профессионального мастерства при консерватории. Для работы в Департаменте спорта и туризма г.Москвы получила диплом о профессиональной переподготовке, дающий право на работу в спорте, а сейчас получаю третье высшее в «РАНХиГС» - управление кадрами. Вот и получается, что «век живи-век учись».

В целом, к Москве сразу привыкли? В Питере ведь совсем другая атмосфера, ритм, энергетика…

У меня в жизни всегда всё происходит параллельно. Если мне кто-то или что-то нравится, этот человек оказывается рядом со мной, или я оказываюсь в том месте, которое понравилось. На втором курсе учёбы мы были с отчётным концертом училища в Москве, жили в легендарной гостинице «Россия». Я смотрела на Кремль и думала: «Как мне нравится Москва! Масштаб!» Так получилось, что в Париже я побывала раньше, чем в столице. Когда оказалась на Кутузовском проспекте, подумала, что это почти Шанзелизе - даже арка стоит. На Дмитровке рядом с Большим театром была сеть кондитерских магазинов, где продавалась любимая пастила в шоколаде. В Москве было всё то, чего не хватало в Питере.

Я поняла, что Москва - мой город и я хочу здесь жить. Эта мысль в моей голове зафиксировалась, но в то время я даже предположить не могла, что наступит момент, когда меня пригласит Юрий Григорович, и я буду работать в Большом театре СССР.

То есть Вы согласны с выражением, что мысль материальна?

Да, мысли продуцируются! Точно также происходит и с людьми. Те на кого я обращаю пристальное внимание, волею судьбы становятся потом моими друзьями. Как пример, мои любимые фильмы с детства - «Выше радуги» «Три мушкетёра», «Опасные гастроли». Меня всегда интересовал режиссер этих фильмов. И вот в Москве со мной абсолютно случайно в ювелирном магазине знакомится тот самый легендарный режиссёр Георгий Юнгвальд-Хилькевич, с которым мы стали близкими друзьями. Его жена Нодира мне как родственница, наши дети дружат с трёх лет. Георгий Эмильевич очень много значил для меня и моей семьи, он очень сильно повлиял на мое развитие - как в искусстве так и в жизни. Уже два года, как его нет с нами, но он всегда живет в моём сердце и душе.

Какие самые яркие ассоциации возникают о годах работы в «Большом театре»?

Некоторые пытаются говорить, что студия Григоровича не была Большим театром. Что в корне не верно: да это была привилегированная труппа в труппе Большого театра СССР и все документы и трудовые книжки были оформлены у нас, как у артистов Большого театра, и зарплату мы получали в кассе театра, и танцевали на сцене Большого и т.д . Привилегированная труппа «Студия Юрия Николаевича Григоровича» называлась на западе «Бриллиантовые танцовщики Большого театра». Да, за пять лет работы в Большом театре мы редко появлялись в России: в основном труппа гастролировала по всему миру. Ведущие солисты Большого всегда были рады ездить и выступать с нами на гастролях. По тем меркам у нас были колоссальные гонорары. В 18 лет сложилось ощущение: «Жизнь-сказка!» Ты занимаешься любимым делом, много зарабатываешь, да ещё и рядом любимый муж. После первой поездки я привезла столько денег, что могла купить квартиру.

Но молодость и отсутствие родителей рядом дали о себе знать. Большинство из нас тратили деньги на развлечения и на себя и не задумывались о будущем. Тогда казалось, что сказка не закончится. А потом началась девальвация и буквально через два года цены в Москве выросли, гонорары стали несопоставимы. Хотя всё равно мы с мужем заработали на квартиру, были деньги для того, чтобы купить вторую. Всё было прекрасно! В 1994г. начались финансовые сложности - каждому из ведущих артистов труппы не выплатили крупную сумму гонорара на гастролях в Италии (около 10 тыс. долларов), на тот момент это были огромные деньги, мы возмутились. Юрий Николаевич – очень правильный человек, он занимался творчеством и, возможно, был не совсем в курсе сложившихся обстоятельств. «Доброжелатели» преподнесли ему ситуацию под таким углом, что он сказал: «Я вас вырастил, а вы превратились в крокодилов». Конечно, правда у каждого своя. Между 18-ю и 25-ю годами разница колоссальна, в 18 – юные птенцы, в 25 -все состоявшиеся личности. В этот момент Юрий Николаевич уходит из Большого театра, а мы, находясь на гастролях в Америке, узнаём, что труппа будет расформирована.

Я ХОТЕЛА ОСОБО ПОДЧЕРКНУТЬ О СТУДИИ ЮРИЯ ГРИГОРОВИЧА: Вся наша труппа - лучшие выпускники 90-ого года. Авторитет Ю.Н.Григоровича зашкаливает, его приглашение в труппу «как манна небесная» , аккумулируются лучшие силы страны в его студии. Юрий Николаевич отбирал нас филигранно. Внимание уделялось не только профессиональным данным, выучке, но и внешности, росту. Когда случился распад студии Григоровича, из 60-ти бриллиантовых танцовщиков в Россию вернулись человек 10, а, может быть, меньше. Но парадокс заключается в том, что все без исключения мои коллеги в дальнейшем состоялись в жизни - кто-то в Европе, кто-то в Америке, Австралии, Японии все стали премьерами – покорили мир! Ю.Н.Григорович воспитал плеяду самородков, которые значительно подняли мировую культуру балета. Я же на момент расформирования труппы разошлась с мужем, он остался в Америке, а я захотела вернуться в Россию.

Из «Большого театра» вы ушли в Московский академический Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Почему именно туда? А, например, не вернулись в Мариинский?

Я планировала вернуться в Мариинский театр, тем более родители жили на тот момент еще в Петербурге. Помню, как сижу в буфете «Мариинки» с друзьями - Фарухом Рузиматовым, Маратом Даукаевым, обсуждаю тему своего возвращения. И вдруг заходит Дмитрий Александрович Брянцев. А до этого он звонил моему педагогу И.Б.Зубковской и очень интересовался мной, хотел со мной поговорить. Я тогда удивилась, так как мы не были знакомы, но я, конечно, знала, что это известный хореограф, художественный руководитель Музыкального театра им. К.С Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Он подошёл к нам, познакомился и сказал, что хочет со мной поговорить, но для этого надо обязательно встретиться в Москве. Дмитрий Александрович понимал: если предложит сейчас, когда рядом друзья, меня отговорят. Мы встретились в Москве, Брянцев рассказал, что Ролан Быков планирует снимать фильм-балет на греческий сюжет, и они хотели бы пригласить меня на главную роль. Я сказала: «Хорошо, пойду служить в Мариинку и параллельно буду сниматься». На что Брянцев ответил: «Какой худрук Вас отпустит? Съёмки буду длиться год! А в Театре Станиславского я – художественный руководитель, проблем не будет».

Конечно, на тот момент для меня Театр Станиславского в сопоставлении с Мариинским театром был как картошка и чёрная икра (улыбается). Я, конечно, люблю картошку, но объективно понимаю, что это не деликатес. Но сняться в фильме-балете у Быкова и Брянцева очень хотелось! Я знала, что Дмитрий Брянцев - великий постановщик: фильмы-балеты – его конёк. Как раз параллельно в этот период я познакомилась со своим вторым мужем, отцом моей будущей дочери, у нас завязался роман. Я решаю остаться в Москве, уделять больше внимания семейной жизни, плюс съёмки фильма и я даю согласие прийти в Театр Станиславского на положение солистки.

Как раз тогда туда же пришёл мой друг и коллега по Большому театру теперь уже Народный артист РФ Георги Смилевски, что тоже повлияло на мое решение. К сожалению, умирает Ролан Быков, идея с фильмом канула в лету. Меня звали обратно в Большой театр, но я не пошла. Прекрасно понимала, что там придётся постоянно доказывать своё место под солнцем. А у меня маленький ребёнок, муж-бизнесмен, которому надо уделять внимание. Сделала больший уклон в сторону семьи. Музыкальный театр им.В.К.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко мне очень подходил: я танцевала ведущие, сольные партии, репетировала с замечательными педагогами Народными артистками СССР М.С.Дроздовой и Г.Н.Крапивиной, у меня было много свободного времени, могла себе позволить не ездить на гастроли, так как финансовых проблем не было.

В Музыкальном театре им.К.С Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко на протяжении многих лет Вы были Балериной, которая значительно подняла престиж этого театра. Работая там, получили почётное звание Заслуженной артистки России. Расскажите об этом периоде.

В театре Станиславского я проработала почти 18 лет, хотя завистники говорили, что это для меня перевалочный пункт и я долго не проработаю.

Этот театр я очень люблю. Его худруков: гениального Дмитрия Брянцева, которого уже нет с нами, но память о нем живет в его балетах оставленных им и в наших сердцах, М.Л.Лавровского, С.Ю.Филина (благодаря которому наш театр вышел на высочайший до тех пор небывалый уровень и почти сравнялся по значимости с Большим театром), всех педагогов, которые так много для меня сделали –М.С. Дроздова, Г.Н. Крапивина, М.В Крапивин, А.А Николаев, Л,В. Шипулина. Моих партнёров: Георги Смилевски, Виктора Дика, Дмитрия Ерлыкина, Станислава Бухараева, Эльмара Кугатова, Дмитрия Романенко. В 95-ом году театр Станиславского никто особо не рекламировал, хотя там работали прекрасные балерины - Татьяна Чернобровкина, Наталья Ледовская. Это считался театр средней руки, у которого был узкий круг сугубо московских зрителей, и мало кто интересовался его жизнью . Я, придя в театр, стала давать свои интервью, рассказывая и о театре, и приглашать моих друзей на свои спектакли.

Многие мои поклонники после Большого театра стали приходить на мои спектакли поддержать меня и в театр Станиславского, среди них Яна Титова, Роман Абрамов. Это люди, которые прекрасно разбираются в искусстве балета и театре. Со всеми своими балетными поклонниками я общаюсь до сих пор. Некоторые стали близкими друзьями. В театре, как и в жизни многое завязано на человеческом факторе, на отношениях.

Я умею дружить, ценю друзей и никогда их «не продам». Многих это раздражает до сих пор. В театре была специфичная атмосфера, определённый менталитет, свои нюансы - мне пришлось перебарывать структуру и систему. Например, меня вызвал директор балета и сказал, что я слишком роскошно одеваюсь, а надо быть скромнее. Я резонно возразила, что помимо репетиций у меня есть другие проекты, съёмки, и я не намерена ломать образ жизни, к которому привыкла. Сразу, как пришла, сказала, что никогда не встану в кордебалет, даже в корифейские партии! И в данном случае для меня не будет понятия: «Я выручу!» Это была моя позиция, которая многих настроила против меня. Начались сплетни вроде: «Кто такая Гинкевич? Почему пришла и продвигает свою политику», - но мне это было индифферентно. Меня всегда интересовало творчество и мой личностный рост. Например, при планировании престижной поездки в Японию мне предложили встать, помимо сольных партий, в лебедей, я категорически отказалась. Конечно я хотела покорить и японскую публику, увидеть страну и заработать денег, но для меня это было не основополагающим. Я пришла в театр на других условиях и не хотела принципиально идти на компромисс в данной ситуации, понимая, что кто- то хочет далее превратить эту ситуацию в систему, говоря: «Ну она же уже делала это раньше, не переломилась». В это время я поехала в увлекательную поездку с Майей Михайловной Плисецкой.

Музыкальный театр им. К.С.Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко принадлежит Департаменту Культуры г. Москвы. Мы были максимально задействованы в многочисленных правительственных поездках, днях Москвы в других городах и странах, в престижных и интересных выступлениях, встречах. Творческая жизнь была очень насыщенная!

Я не ушла в 38 лет на пенсию. Из театра я уволилась в 41 год. Я еще могла танцевать и была в прекрасной форме (что доказала моя работа в дальнейшем, как приглашенной примы в Приморском театре оперы и балета (ныне филиал Мариинского т-ра) Но в театр Станиславского на должность художественного руководителя пришёл Игорь Анатольевич Зеленский, которого я прекрасно знала еще ученицей в Питере, когда он приехал на 2 летнюю стажировку в Академию им А.Я.Вагановой. Никак не ожидала, что с его приходом в театре начнутся большие проблемы. И.А. Зеленский - прекрасный танцовщик в прошлом, но отвратительный руководитель. Из-за его административной безграмотности около 40 артистов балета ушли, потому что не смогли с ним работать.

Это был основной костяк: Заслуженные артисты РФ, ведущие солисты, включая талантливую молодёжь, на которую делались ставки - сейчас они работают в Германии, в Голландии и других странах, кто то перешел в Большой театр. Но интересен тот факт, что первая уволилась я, и это, видимо, послужило примером для многих. Ужасно то, что страна потеряла профессионалов и опять лучшие кадры «утекли «на запад».

Мне сразу после увольнения поступило предложение стать главным хореографом Департамента спорта и туризма г.Москвы, затем мне поручили руководить «Школой олимпийского резерва N 25» это был смелый эксперимент, но я согласилась, о чём ни разу не пожалела до сих пор. Стала активно работать, снималась в кино в свободное от работы время. Начался новый этап жизни.

Сценарий фильма «Большой» на днях получил престижную кинематографическую награду «Золотой орёл». Согласны ли Вы с этим?

Я очень любила Тодоровского до того момента, как он снял фильм «Большой». И этим всё сказано. Это не только моё мнение. Если честно, мне абсолютно всё равно как на него отреагирует наш кинематографический мир, но я считаю, что не надо позориться перед профессионалами! В наше время очень многие лукавят: например, приходят на провальные спектакли и поют дифирамбы, как в той сказке о «Голом короле». Все профессионалы, которые присутствовали на премьере фильма «Большой» и не лукавили, отметили, что все два часа привыкали к внешности балерины, сыгравшей главную роль. Да, по сценарию это девушка из глубинки, но у нас нет балерин с такими лицами и таким хабальским поведением. Наверное нам хотели показать исключение! Но не надо показывать такое, это неправильно. Неужели не хватило элементарного такта показать балет так, как надо? Ведь сняли шикарный, технически сложный, увлекательный, интересный фильм про космос - «Салют-7», после которого все профессионалы отрасли сказали, что картина им понравилась.

В прошедшем году в кинематографе очень высок интерес к балетной теме - кроме «Большого», вышли киноленты «После тебя» и «Матильда». Смотрели эти фильмы? Поделитесь впечатлениями.

Если бы Вы меня не спросили, про «Матильду» я бы не вспомнила. «Матильда» – огромный респект оператору, интересные находки с точки зрения съёмки балета. Мы не будем брать исторические факты. Ещё я не понимаю смысловую нагрузку персонажа Данилы Козловского в этой картине? Он талантливый актёр, но я считаю, что нельзя эксплуатировать внешность человека, давая ему роль, которая нецелесообразна в контексте всего действия. Он сейчас снимает как режиссёр фильм про футбол, и я надеюсь, что это будет хорошо!

Единственный Российский фильм о балете, который я могу рекомендовать, это фильм Анны Матисон с Сергеем Безруковым в главной роли –«После тебя». Эта кинолента приближена к тому, что мы, люди балета, хотели бы видеть, и она не позорит представителей нашего мира.

Единственный мировой фильм о балете, который отражает смысл и степень самопожертвования человека – «Чёрный лебедь» с Натали Портман. В этой картине присутствует стремление, красота, самопожертвование. Конечно, художественная история утрирована, но зерно в нём есть.

Если ты пришёл в балет или отдал ребёнка в балет, должен чётко понимать, что жизнь всей семьи вращается вокруг жизни этого ребёнка. А этот ребёнок попадая в свою вселенную, он автоматически становится не таким как все.

Завершив активную балетную карьеру, работая в сфере «Москомспорта», Вы снова вернулись на сцену в качестве приглашённой балерины Приморского театра оперы и балета в городе Владивостоке. Как так получилось?

Это был ещё один подвиг в моей жизни. На тот момент я 9 месяцев уже не занималась балетом - жизнь была насыщена множеством других проектов, административных и творческих.

Я вместе со Святославом Игоревичем Бэлзой вела торжественный вечер, посвященный 75-летию Приморского края. Ко мне подошёл губернатор Владимир Миклушевский и спросил: «Почему Вы не танцуете? У нас открывается театр премьерой очень интересного балета «Четырнадцатая симфония» на музыку Д.Д.Шостаковича, который ставит Народный артист, мировая звезда балета Айдар Ахметов и нам бы хотелось, чтобы вы исполнили главную роль».

Я плотно общалась с Айдаром Ахметовым, в Приморском театре он был художественным руководителем балетной труппы. Ахметов – известный мастер, который много работал за рубежом, сотрудничал с Рудольфом Нуреевым. Приморский театр Оперы и Балета только открыли, там были большие возможности, театр задумывался как центр азиатского содружества, потому что и японцы, и китайцы - фанаты балета. Главную партию в «Четырнадцатой» должна была танцевать Народная артистка РФ Юлия Махалина, но что-то произошло, Айдар остался без балерины. Это был авантюрный шаг, но я согласилась. Мы пригласили Артёма Ячменникова, я его знала по театру Станиславского и понимала, что он очень подходит на эту роль. Сбросила за две недели 10 килограмм, вошла в форму и станцевала премьеру.

Театр заключил с нами контракт: мы с Артемом,а потом с Георги Смилевски на протяжении двух лет вели спектакли в этом театре. И, наверное, я даже была в лучшей форме чем до увольнения из театра Станиславского. Это психологически очень сложный момент, через который я прошла сама и наблюдала на своих подругах. Ты находишься на пике технического и актёрского мастерства, но возраст неумолим и пора закругляться. Вопрос решился сам собой. В это время начались финансовые проблемы в Приморском театре, после чего его передали под руководство Валерия Гергиева.

У меня стало оставаться совсем мало времени, перестали отпускать с основной работы. Таким образом, в 43 я закончила балетную карьеру, но балет – это навсегда.

Нас учили Мировые Мэтры. К сожалению, в 90-ые многие звёзды балета разъехались, мало кто из оставшихся в России работает по профессии. Зачастую на местах остаются и преподают люди, которые, может быть, не всегда на это имеют право. Кастовость в балете сравнима с иерархией в Индии: артист кордебалета, ведущий, премьер.

Но есть ещё человеческие понятия: ты можешь быть прекрасным артистом или артисткой, но не всем хорошим танцовщикам дано преподавать и руководить. Хотя имеет место быть и самоорганизация, и дисциплина. Сейчас в балете наметились положительные тенденции - стали возвращаться звёзды, которые уезжали в другие страны.

Я работаю главным хореографом Москомспорта, являюсь директором школы Олимпийского резерва N25, написала и выпустила 6 книг учебно-методических рекомендаций, которые называются ««Школа движений» И.В.Гинкевич в сложнокоординационных видах спорта». Организаторские навыки, комсомольское прошлое, премьерская балетная закалка дали о себе знать и очень пригодились в моей жизни сегодня. Я делаю всё, чтобы передать нашему и будущему поколениям ту базу знаний, мастерства и умений, которыми владею. Как это когда-то делали мои педагоги, обучая нас. Мы в долгу перед ними и их знания не должны умереть! Преемственность поколений была, есть и будет!

Как показывает история человеческой цивилизации, чтобы состояться в той или иной области, мало одного таланта. Это всегда гармоничный синтез факторов, в котором немаловажную роль играют трудолюбие, нацеленность на результат, стойкость характера и верность своим мечтам! Для Инны Гинкевич успех – это путь, а не какая –то определённая вершина или призрачная субстанция. И она с честью и достоинством идёт по своей судьбе, реализовываясь в разных направлениях!

Благодарим Инну Владимировну за конструктивный диалог, желаем и в дальнейшем «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»

World Podium © 2017.     Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 62927.  Дата регистрации: 31.08.2015.

Исключительные права на материалы, размещённые на данном сайте, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат компании "World Podium". При использовании текстовых материалов сайта, ссылка не ресурс - обязательна. Фотоматериалы сайта не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. 

Приобретение авторских прав: wp_info@mail.ru 

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона

Поделитесь