Анна Якунина: «Всё должно быть по любви!»

Новости

Анна Якунина: «Всё должно быть по любви!»

Анна Якунина: «Всё должно быть по любви!»

Нину из «Склифосовского» обожают миллионы телезрителей, а Алиенора Аквитанская в блистательном исполнении Анны Якуниной восхищает самых искушенных театралов. Такие разные образы, но в каждом из них проглядывает она – открытая, искренняя, с отличным чувством юмора, такая теплая и позитивная. О новых театральных проектах, актерских генах, преданных поклонниках, жизненном кредо и многолетней дружбе с Максимом Авериным мы беседуем с заслуженной артисткой России, ведущей актрисой театра «Ленком» Анной Якуниной за чашкой чая.

Анна, Вы представитель творческой династии: бабушка – актриса Театра на Малой Бронной, мама – режиссер, тетя – балерина Большого театра, теперь и младшая дочь актриса. На Ваш взгляд, гены многое значат?

Будучи матерью, я убеждаюсь, что генетика – наука сложная. Что-то ты берешь от папы, что-то от мамы, что-то только твое. Вот видишь, сидит твой ребенок: и руку кладет, как ты, и спит, как ты. Что это такое, как не гены? Моя сумасшедшая семейка не видела меня актрисой, все мечтали, чтобы я стала балериной. Когда я не поступила в балетное училище в Москве, они повезли меня в Питер, в вагановское училище, где я продержалась 4 года, а потом взбрыкнула…Конечно, балетная школа – это и физическая подготовка, и характер, и собранность, и пунктуальность.

А Ваши дочки занимались балетом?

Они тоже занимались, но не профессионально. Старшая Настя по природе очень спортивная, младшая Маруся занималась современной хореографией.

Маруся стала актрисой, играет с Вами в одном спектакле. Вы поддерживали дочку в стремлении к этой профессии?

Лучше бы это осталось ее хобби. Я искренне не хотела, чтобы она всю жизнь мучилась в этой профессии. Я искренне говорю. Потому что вижу, что с каждым годом она все больше и больше обесценивается. Раньше звезды были настоящими звездами, сегодня же каждый год выпускается огромное количество актеров, а посмотреть нечего. Поэтому я настояла, чтобы сначала она окончила театроведческий факультет. Она очень умная, образованная девочка, и я очень рада, что она развивается в разных направлениях. Сейчас, например, она едет на фестиваль заниматься организационной работой, и это у нее хорошо получается. Тем не менее, она все же получила и актерское образование. Сейчас на Первом канале вышел сериал «Большое небо» с ее участием Маруси.

Каково это играть с дочерью?

Это ужасно, если честно. Сейчас я уже привыкла, но это постоянное напряжение. Конечно, я не могу не видеть все огрехи, но не хотелось бы быть злой мамой, которая постоянно делает замечания. Я вижу все: где она слабая, где сильная, что может делать, а что еще нет. Сложно удержаться, чтобы это ей не сказать, а ее это обижает. Когда Маруся первый раз вышла со мной на сцену в спектакле Ленкома «Все оплачено», я думала, что сойду с ума. Я забыла, что сама играю, только за ней смотрела. Конечно, это большое счастье играть с собственной дочерью, но и большое напряжение, и большая ответственность. Я кайфую, что она со мной, но все же лучше нам вместе не играть…Тут все должно совпасть – и харизма героя, и материал, и одинаковое виденье с режиссером, и атмосфера, и умение подмять текст под себя. Это как родить ребенка.

Вы недавно стали бабушкой: Ваша старшая дочь Настя подарила Вам внука. А с ней Вы похожи?

Настя совсем другая, более замкнутая, с ней немного сложнее. Я рано ее родила, потом много работала – нужно было зарабатывать, чтобы кормить семью. Настя пробует себя в разных сферах – она фотограф, дизайнер, делала костюмы для спектаклей бабушки (мама А.Я. – режиссер Электротеатра), а сейчас занимается с ребенком.

Почему после окончания театрального Вы выбрали именно «Сатирикон»? В Ленком не хотелось попасть?

Хотелось, конечно, но мне казалось, что это невозможно. Я пробовалась во МХАТ, в Театр им. Моссовета. Мне советовали «Сатирикон», потому что я танцую. Там я показывала отрывок из спектакля «За двумя зайцами». До меня были длинные показы, мой был последним. Я вышла, села, и первая моя фраза была: «Скука-то какая». Райкин засмеялся и пригласил меня в театр. А потом часто вспоминал мой показ, уж очень в точку я попала его начальной фразой. Очень мы совпали.

Вам интереснее играть роли, которые чем-то Вам откликаются или диаметрально противоположные, но интересные с актерской точки зрения?

Хочется играть разные роли. В этом смысле «Там же, тогда же» (спектакль двух актеров - Анны Якуниной и Максима Аверина) - находка для актера, потому что в одном спектакле удается воплотить сразу шесть разных образов. Еще в «Сатириконе» был спектакль «Шантеклер», который танцевали нон-стоп 23 спектакля подряд, и мы с Максом были центровые. Иногда он предлагает повторить какие-то трюки (а там был почти акробатический рок-н-ролл), но у нас больные спины, о которых мы, правда, регулярно забываем.

«Сатирикон» сегодняшний сильно отличается от «Сатирикона», который Вы помните?

До недавнего времени я часто ходила на премьеры, общалась с бывшими коллегами, у меня там остались друзья. В «Сатириконе» сильная труппа, там есть, что посмотреть. Костя (Константин Райкин) много хорошего сделал в театре, он научил нас мастерству, столько нам дал, что это дорогого стоит. Да и вообще, «Сатирикон» - лучшие годы моей жизни.

Вы много лет проработали в «Сатириконе», с 2005 года выступаете на сцене Ленкома. Дух какого театра Вам ближе?

Как семьи разные, так и театры разные. В молодости мне был ближе «Сатирикон» с его атмосферой юности, задора, бесшабашности. Это была одна молодая команда, можно сказать, банда. Ленком – это совсем другое, это такая многоуровневая структура, где есть и молодые актеры, и актеры постарше, и «могикане».

Как ленкомовские мэтры относились к молодежи? С ними было легко общаться?

Моим первым партнером в Ленкоме стал Александр Збруев. А я его обожала, мне даже в гримерку под стекло подкладывали его фотографию. И вдруг я с ним играю в спектакле! Страшно ужасно! Но мы с ним потрясающе сошлись: он чудесный, тонко чувствующий партнер, легко импровизирующий, с отличным чувством юмора. И при этом он такой большой рядом с тобой, ты головой это понимаешь, но он не позволяет тебе это почувствовать – ведет себя абсолютно на равных. Еще один мой любимый партнер – Александр Абдулов. Мы с ним играли в спектакле «Полет над гнездом кукушки». Как же мне его не хватает! Это был человек-фейерверк. Вокруг него всегда была свита, все его обожали. Но только-только мы подружились, и его не стало.

А Янковский?

Олег Иванович был более закрытым человеком. И Абдулов, и Янковский – это все захаровские артисты. Они боготворили Марка Анатольевича, он их сделал, снял с ними блистательные картины и очень гордился, что они знамениты. Он создал великую труппу. Да, у Марка Анатольевича были любимые артисты, на которых он ставил спектакли, но он всегда четко понимал, что именно хочет поставить. Он был, что называется, режиссером от Бога, и поэтому его спектакли живут вечность. Сейчас восстановили «Поминальную молитву», как вы думаете почему? Потому что это грандиозный спектакль, по которому можно идти, как по лабиринту, и не заблудишься.

После ухода Захарова театр сильно изменился?

Любой театр имеет начало и конец. Я абсолютно в этом убеждена. Для нас уход Марка Анатольевича - великая трагедия. Но, к сожалению, это закон жизни, и мы должны смириться. Того театра уже не будет: приходит новое поколение, новые режиссеры. Какой он будет, хороший или плохой, мы не знаем, но это неизбежно. Но хранить память Марка Анатольевича этот театр должен всегда: театр Захарова – это театр Захарова.

Не обидно ли Вам, что спектакли не записываются? От Вашего «Монолога женщины» остался лишь небольшой отрывок.

Этот спектакль к моему юбилею поставил Максим, он же был его ведущим. Как жаль, что мы не догадались его записать. Но может быть, я когда-нибудь и рискну его повторить. К сожалению, я чудовищно не уверенный в себе человек. Я люблю поэзию, читаю стихи. Но когда я слышу, как гениально читает Макс, понимаю, что так прочитать не смогу. Хотя читать – это неправильное слово. Стихи не читают, ими разговаривают. Это самовыражение артиста, его творческое восприятие.

Как возникла идея «Монолога женщины»?

С легкой руки Кати Рождественской. Она предложила читать стихи своего отца. Я боялась, первый раз, когда я его читала «Монолог», было очень страшно. Но я поняла, что, если себя не заставлю, не смогу ничего делать. Поэтому заставляю, начитываю стихи, делаю поэтические вечера.

Как вы готовили спектакль «Лев зимой»?

Как ни странно, нам помогла пандемия. Все это чудовищное время мы вечерами, сидя каждый у себя дома, репетировали в зуме. Весь подготовительный период – разбор пьесы, заучивание текста мы прошли онлайн. Благодаря пандемии у нас появилось время, и нам удалось вместе с нашим режиссером Сергеем Гинзбургом подробнейшим образом разобрать пьесу. Так что в репетиционный период мы вошли полностью подготовленными. А на сцене у нас было очень мало времени: 2 раза по 10 дней.

«Лев зимой» очень отличается от большинства современных антепризных спектаклей. Как принимают его зрители?

Да, тут есть один нехороший момент: зритель, привыкший к дешевой антерпризе, не готов смотреть серьезные спектакли. Пусть «Лев зимой» будет идти нечасто, но играть его наслаждение. И потом публику надо воспитывать, не все же смотреть, как говорит Макс (Максим Аверин), «Трусы над пропастью», «Мужчина по вызову» или «Женщина под кроватью»!

Какую роль Вы мечтаете сыграть?

Я никогда не мечтала сыграть какую-то определенную роль у какого-то знаменитого режиссера. Мне нужно, чтобы был интересный материал, хорошие партнеры, талантливый режиссер. Это главное. Алиенора Аквитанская из «Льва зимой» - подарок судьбы, каждая актриса мечтала бы о такой роли. Она задала такую планку, что даже не знаю, что еще мне хотелось бы сыграть. Если только «Визит дамы». Когда-то мы играли этот спектакль в очередь с Машей Мироновой и Олесей Железняк. К сожалению, он недолго был в репертуаре театра… А еще мы с Максимом (Авериным) мечтаем сыграть в спектакле «Дальше тишина».

Научились ли Вы говорить нет в профессии?

Я учусь, иногда получается. Но хочется, чтобы все было по любви. Анна Маньяни говорила, что может играть, только когда ее любят. И это правильно. Трудно играть, когда тебя не любят. И с режиссером, и с партнерами должно быть полное взаимопонимание, тогда все сложится.

Вы проехали с гастролями по всей стране. Что больше всего запомнилось?

Сахалин – красотища, конечно. Очень люблю Дальний Восток, кстати, скоро мы снова туда поедем. В Благовещенске «Там же тогда же» мы играли два раза в день, так нас там ждали, и могли бы сыграть и третий. Очень запоминаются залы – зритель везде разный.

Среди Ваших поклонников много молоденьких девочек. Вы любите с ними общаться?

Артист работает для зрителя. И когда кто-то говорит, что ему неприятно внимание поклонников, я не верю, это кокетство. У меня замечательная публика, среди которой, действительно, много молодых девочек. Есть поклонница, девочка из Питера. Мы с ней познакомились несколько лет назад, и тогда она меня сильно напугала – бросилась под автобус, на котором мы приехали. Оказывается, она долго ждала и очень боялась нас пропустить. Мы, конечно, остановились. От избытка чувств она так рыдала, что я не могла ее бросить в таком состоянии, и мы долго разговаривали. С тех пор прошло лет десять. Она окончила школу, учится в институте. И до сих пор пишет мне письма и приходит на все мои питерские спектакли. Причем, письма такие интересные – трактаты, по которым можно проследить ее становление как личности. Я ими просто зачитываюсь.

Вы стали бабушкой внука. Чувствуется мужское начало? И нравится ли Вам быть бабушкой?

Да, мальчики совсем другие. Ему только полгода, а он уже мужичок. Сначала я не представляла, как быть с мальчиками - у нас были только девочки. А сейчас мне кажется, что с ними даже интересней. Бабушкой быть - сплошное удовольствие. Мне хочется возиться с внуком, дарить ему подарки. Сейчас он с родителями отдыхает на море, и я мечтаю, что когда они вернутся, его привезут ко мне на дачу, и я смогу его потискать. Я, конечно, приходящая бабушка, но время покажет, может, когда-нибудь мне захочется сидеть с внуком.

Есть что-то такое, в чем бы Вы хотели попробовать себя, но вечно не хватает времени? Может, научиться чему-то?

Мне бы хотелось выучить языки… Последнее время с подачи Маруси я начала слушать лекции по истории, по искусству. Когда-то мы все это изучали, но, как это часто бывает, пропускали многое мимо ушей. А сейчас мне это интересно, к тому же сейчас появилось столько возможностей, есть специальные приложения - загрузил, надел наушники и слушай. Очень люблю поэзию, особенно шестидесятников, много читаю.

Расскажите о самом ярком впечатлении последнего времени.

Одно из главных потрясений последнего времени связано со знакомством с Александром Розенбаумом. Он приходил к нам на спектакли «Лев зимой» и «Там же тогда же», наговорил кучу

приятных слов, подарил диск, на котором он читает целую поэму. И как проникновенно читает! Все-таки недаром говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Я обожаю по-настоящему талантливых людей. Наверное, это мое единственное хобби.

Кого из своих коллег Вы выделяете? Чьи премьеры стараетесь не пропускать?

У меня никогда не было любимых актеров, я никогда не фанатела. Но есть коллеги, творчество которых возвращает мне веру в профессию. Например, я искренне восхищаюсь Леной Яковлевой. До встречи в «Склифосовском», я не видела ее в театре, сейчас же хожу на все ее премьеры. Недавно посмотрела «Старый дом» в Центре Высоцкого. После этого ночь не спала, позвонила ей и сказала, что ее игра в этом спектакле возродила во мне веру в нашу профессию, и я снова хочу ей заниматься.

Когда мы увидим 9 сезон «Склифосовского»?

Съемки закончены, сейчас идет монтаж, озвучка. Надеюсь, что осенью, возможно, ближе к зиме.

Чувствуете ли Вы, как с годами ускоряется время?

С годами ты его больше ценишь. Все про себя понимаешь и принимаешь, знаешь, что тебе нужно в жизни, и наслаждаешься. Жаль времени на скучных людей. Возраст же по-разному проявляется: кто-то с годами глупеет, а кто-то становится мудрее, ярче, интереснее.

Что бы Вы сказали себе 16-летней?

Нужно быть умнее и по-хорошему расчетливей – ставить цели и настойчиво их добиваться. И, конечно, верить в себя!

Вы решительный человек?

В жизни да – решила и сделала. Смена квартиры, строительство дачи – все решается в один момент. В отношениях часто рублю с плеча, но очень отходчивая. Я черно-белый человек и, тому же, весы по гороскопу: гирька то в одну сторону качнется, то в другую. А в профессии все иначе – все время сомневаюсь.

У Вас есть место силы?

Последнее время я люблю проводить время на даче. Очень ценю уединение – пустой дом, цветочки, белочка за окном, кресло, бокал вина… И я сижу, читаю, смотрю хорошие фильмы. Это такое наслаждение!

 

Светлана Юрьева.

Фото - из личного архива актрисы.

World Podium © 2015 - 2020.     Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 62927.  Дата регистрации: 31.08.2015.

Исключительные права на материалы, размещённые на данном сайте, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат компании «World Podium». При использовании текстовых материалов издания, обязательна активная ссылка на ресурс и имя автора. Фотоматериалы сайта не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. 

Приобретение авторских прав: wp_info@mail.ru

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Поделитесь