Реализованная мечта Эдварда Нортона. Рецензия на фильм «СИРОТСКИЙ БРУКЛИН»

Новости

Реализованная мечта Эдварда Нортона. Рецензия на фильм «СИРОТСКИЙ БРУКЛИН»

Реализованная мечта Эдварда Нортона. Рецензия на фильм «СИРОТСКИЙ БРУКЛИН»

В 2019 году уважаемый Эдвард Нортон реализовал свою давнею мечту – экранизировал свой любимый литературный детектив Джонатана Летема «Сиротский Бруклин». К этому событию в своей карьере актёр шёл последние 20 лет. Немного кто изъявлял желание поработать с таким человеком, как Эдвард Нортон, прославившимся на весь мир, как талантливый американский актёр и как одна из самых сложных натур внутри киноиндустрии. Его излюбленное желание внедряться в процесс монтажа, постоянные споры с режиссёрами и продюсерами, заканчивающиеся зачастую увольнениями, стали причиной отказа крупных кинематографистов работать над «Сиротским Бруклином». В итоге Эдвард Нортон остался верен себе – сделал всё сам: написал сценарий, занялся режиссурой и сыграл главную роль. 

«Сиротский Бруклин» – это чистокровное кино Эдварда Нортона, изрядно перелопатившего книжный оригинал под себя, перенеся события в 1950-е и добавив в сюжет несколько не особо нужных для него персонажей. В этом плане всё вышло весьма неоднозначно: Нортон очень специфичный кинематографист с большой буквы. Его идеи могут усовершенствовать материал, сделать его на несколько уровней глубже или наоборот упростить, что также может нести в себе положительные последствия. Однако, зачастую, происходит обратное – Эдвард Нортон может и любит нести ничем неподкреплённый откровенный бред, из-за чего его невзлюбили даже самые стойкие деятели кино, что и сказывается на качестве некоторых проектов, в которых актёр принимал участие. 

К сожалению, несмотря на все старания, экранизация многослойного произведения Джонатана Летема больше попадает под вторую категорию Нортона. Все основные составляющие романа сценарист, режиссёр и актёр оставил на своих местах, но загнал их в такие условные рамки, что ни один аспект жанра криминальной драмы не раскрывается в полной мере за весь фильм. У Нортона получилось очень нелепое кино, над которым зритель откровенное может начать смеяться. При этом, что очень грустно, смех вызывают именно драматические, личные или же откровенные для героев сцены. А там, где, по идее, чёрный юмор должен наоборот вызывать улыбку или хотя бы заставлять зрителя испытывать неловкость – картина не вызывает совершенно никаких эмоций. 

Общая завязка сюжета, ровным счётом, как и основная тема книги, остались на своих местах. Слепо преданные своему покровителю Фрэнку Минне (Брюс Уиллис) четверо сирот работают на духовного отца без перебоев. Они готовы выполнить любое его поручение, чем, собственно, они и занимаются в его частном детективном агентстве. В один роковой день Фрэнка убивают, что пробуждает в Лайонеле Эссроге (Эдвард Нортон), страдающем нервными тиками, амбиции детектива, решившего расследовать преступление. Лайонел больше остальных сирот любил Фрэнка, что служит главной мотивацией персонажа. Дефективный детектив начинает погружаться в самые грязные тайны Нью-Йорка, знакомиться с его как благородными, так и не очень обитателями, встречаться лицом к лицу с расовой сегрегацией в истории Америки и политическими интригами. 

Под режиссурой Нортона все эти основные составляющие сюжета совершенно работают слабо. Детективная линия лишена изюминки, за которую даже массовый зритель смог бы зацепиться, за ходом расследования попросту нет стимула следить – нет интриги с самого начала. Город, декорации, костюмы, машины – всё это чувствуется попросту фальшивым, мир фильма за пределами кадра словно и не существует – его бэкграунд пуст, в нём нет никакой жизни. И самое главное: в экранизации «Сиротского Бруклина» детективная линия просто не работает. Персонаж Нортона за весь фильм ничего не разнюхал, ничего толком не нашёл – ему всё преподнесли на блюдечке заскриптованные герои ленты в диалогах. Самое забавное, главный герой даже не допрашивал и не задавал вопросы – ему просто так люди выкладывают все свои карты на стол. 

Можно оспорить данное утверждение, заявив, что именно так и было задумано. Неумелый детектив, возомнивший себя крутой ищейкой, просто плывёт по течению весь фильм, которому постоянно при этом везёт оказаться в нужное время в нужном месте, пытающийся раскопать то, чего нет. Звучит и правда очень любопытно и даже интересно. И действительно, именно подобный подход в картине к детективной составляющей и виден отчётливее всего. Эдвард Нортон словно иронизирует над зрителем, который по задумке, как и главный герой, должен распутывать и собирать все нити сюжета в одну цельную картину. Вот только ничего «Сиротский Бруклин» с этой идеей не делает. Во-первых, как уже было сказано, детективная составляющая в этом фильме откровенно слабо прописана, во-вторых – лента сомнительно поставлена. 

В фильме не так уж и много персонажей, но и нельзя сказать, что их в нём недостаточно. Как минимум пять сюжетных арок можно спокойно насчитать. Кроме центральной линии с расследованием убийства, ни одна другая не раскрыта до конца. «Сиротский Бруклин» построен на настолько очевидных условностях, что на них не получается не обращать внимание. Самое забавное, что если их вырезать из сюжета – ничего не изменится. Условности просто растягивают хронометраж до двух с половиной часов, они не создают комфортные условия для сюжета и его героев. Из-за этого теряется вся многослойная структура оригинального романа, выглядящая в экранизации, как банальный набор жанровых сцен, построенных на штампах. 

Нет проблем у «Сиротского Бруклина» разве что с его актёрской игрой. Некоторые герои второго плана, конечно же, вызывают вопросы и ничем особым порадовать не могут, но в своей общей массе – фильм сыгран очень хорошо. Как минимум лента Нортона может порадовать очень напряжённой химией между Алеком Болдуином и Уиллемом Дефо, играющими двух братьев, находящихся в разных социальных слоях. Очень странным выглядит лишь сам Эдвард Нортон, который то удачно попадает в образ, то не чувствует своего персонажа совсем. Он постоянно кидается из крайности в крайность: кривляния сменяются действительно убедительной попыткой актёра показать человека с синдромном Туретта. В любом случае, смотреть на самого Нортона приятнее всего, хоть и его усталость очень сильно бросается в глаза. 

«Сиротский Бруклин» – это пример неудачного фильма, главный автор которого просто не смог разорваться между сценарным мастерством, амплуа режиссёра и актёрской деятельностью. Это очень грустно, ведь помимо удовлетворения большого эго талантливого актёра Эдварда Нортона в картине больше ничего и нет. Лента очень быстро выветривается из головы, из-за чего уже спустя день после просмотра трудно вспомнить имена персонажей, какие-то отдельно взятые сцены, а не удачные фрагменты из них. У картины были все предпосылки стать мета-взглядом на целый жанр, финальный твист в котором переворачивал бы всё восприятие о всём произведении кардинальным образом. Очень жаль, что что-то подобное осталось лишь на бумаге.  

– «Есть!» 

Оценка: 6 из 10

«Сиротский Бруклин» – в прокате с 5 июля 

 

МНЕНИЕ КОРРЕСПОНДЕНТОВ МОЖЕТ НЕ СОВПАДАТЬ С МНЕНИЕМ РЕДАКЦИИ

World Podium © 2015 - 2019.     Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 62927.  Дата регистрации: 31.08.2015.

Исключительные права на материалы, размещённые на данном сайте, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат компании «World Podium». При использовании текстовых материалов издания, обязательна активная ссылка на ресурс и имя автора. Фотоматериалы сайта не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. 

Приобретение авторских прав: wp_info@mail.ru

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Поделитесь