Интервью с режиссёром Сергеем Усковым: «Спектакль «Розовый самолёт» для меня – желание поговорить со зрителем!»

Новости

Интервью с режиссёром Сергеем Усковым: «Спектакль «Розовый самолёт» для меня – желание поговорить со зрителем!»

Интервью с режиссёром  Сергеем Усковым: «Спектакль  «Розовый самолёт» для меня –  желание поговорить со зрителем!»

В нашем прошлом репортаже мы рассказывали как цепь случайных и неслучайных «Обыкновенных чудес» логично привела к воплощению спектакля «Розовый самолёт», который смело можно назвать спектаклем-полётом, прорывом, инновацией, открытием и который просто необходимо увидеть и оценить! Нет, не для того чтобы поставить (как это часто бывает) «галочку» в своём списке культурных походов, а чтобы почувствовать новое и свежее дыхание не только в искусстве, но и в самом себе, открыть какие-то тонко завуалированные грани своего внутреннего содержания и мировоззрения.

Спектакль-полёт «Розовый самолёт» - уникальная пьеса, полностью состоящая из стихотворений поэтов 21 века, наших современников, поставленная неординарным режиссёром Сергеем Усковым и воплощённая талантливыми актёрами – Антоном Эльдаровым и Марией Беккер.

Следующие даты Московских показов «Розового самолёта» на сцене кинотеатра «Спутник»: 28 января и 23 февраля. Следите за афишей и торопитесь приобрести билеты, ведь в зале всего 50 мест.

Сегодня мы представляем Вашему внимание интервью с режиссёром спектакля – Сергеем Усковым, человеком, сумевшим чутко синхронизировать абсолютно разные поэтические строки и создать целостную историю, захватывающую и интригующую!

 

Вы – актёр и режиссёр. Расскажите поподробнее, в каких регионах и жанрах ставили спектакли?

Я закончил Екатеринбургский театральный институт по специальности «Актёр драматического театра и кино». Ещё в институте ставил спектакли на конкурсе самостоятельных работ. Мы длительное время жили и работали на Севере. К нам в театр приезжали режиссёры, которые предлагали свои идеи, и в какой-то момент понял, что так-то я точно смогу, а может быть лучше. В общей сложности я поставил около 20 спектаклей, из них подавляющее большинство для детей. Довольно длительное время работал в театре Кукол. «Розовый самолёт» - первый мой спектакль в Москве. Так что это премьера по всем статьям.

Ваше отношение к Поэзии?

В детстве я ненавидел стихи. Хотя по всем канонам должно было бы быть наоборот. У меня мама, папа, бабушка – актёры, дедушка – главный режиссёр. Дома всегда было очень много книг, но стихи я, видимо, не понимал и поэтому не любил. Это, как балет, его тоже не все в детстве понимают. Обратил внимание на поэзию, когда поступал в театральный институт. И тогда мне, слава Богу, попались хорошие стихи – Бродский, Ходасевич. И постепенно я проникся. Но современная поэзия – иное. До встречи с ребятами я вообще о ней не знал и даже не верил в её массовое существование. Все знают Веру Полозкову, а другие поэты малоизвестны.

Когда Вам друзья предложили поставить спектакль, сценарий которого будет основан на поэзии 21 века, сразу согласились?

Изначально, идея была создать спектакль по произведениям поэтов 60-ых, был другой режиссёр, но в какой-то момент взгляды актёров и режиссёра разошлись, тот проект продолжился, а Антон и Мария обратились ко мне. С Антоном мы дружим ещё с мюзикла «Обыкновенное чудо». Я им сказал, что задачу понял, начнём разбираться.

Не было ли сомнений, что работа с Другом, может отразиться на личных отношениях?

Очень страшно! И были разные прецеденты, когда я чувствовал себя немного скованно, боялся лишний раз что-то потребовать. Но я довольно быстро понял, что, когда входишь в репетиционный зал, отпадают личные отношения. Здесь нет друзей и родственников - здесь есть актёры и режиссёр. Театр не терпит панибратства.

Вспомните поподробнее самое начало этого большого длинного пути под названием «Выпуск спектакля!» При том, что пьесы нет и Вы создаёте её сами.

Никакой концепции, идеи, героев не было. Моя работа заключалась в том, что я приходил домой, открывал поисковик, набирал «современная поэзия» и штудировал ссылки. Находил форумы, группы, стал тоннами читать стихи. Оказалось, что Поэтов современных Такое количество, что я даже представить не мог! В процессе работы я случайно увидел  проект «Бабушка Пушкина». Хороший, самобытный телевизионный проект с участием современных поэтов. Всем рекомендую его посмотреть – очень впечатляет.

Есть ли стихотворение, может быть автор, прочитав которого Вы чётко поняли: «Да, вот оно! От этого и надо отталкиваться!»?

Не совсем так. Я читал стихи. Постепенно одно стихотворение притягивалось к другому, начало что-то выстраиваться и стала рождаться вполне осмысленная история о реальной Героине. Открывались факты её жизни, семейная история, конкретные проблемы, персонажи её окружения.

Вы сразу решили, что в центре действия будет именно Героиня и вокруг её надежд, иллюзий, желаний будет строится действие? А персонажи Антона как формировались? Кто «родился» первым?

Мы решили, что история примерно такая: женщина находится на определённой стадии переоценки ценностей, надо разобраться в себе и продолжить жить дальше. В связи с этим возник психотерапевт. Однажды наткнулся на стихотворение, «Самоубийство лектора», оно очень интересно структурно построено и понял, что одна из частей этого стихотворения удивительным образом развивает нашу тему, так появился Ангел. И так далее. Вот и выпало Антону воплощать сразу несколько абсолютно разных образов. Задача сложная и технически (12 переодеваний), и драматически, но Антон опытный актёр и справился с этим блестяще!

У меня, например, образ отца-полярника с его письмами невольно вызывает связь с Капитаном Татариновым из повести «Два капитана» Вениамина Каверина. Вы при создании персонажей руководствовались какими-либо любимыми образами?

В этом, как мне кажется, основная магия нашего спектакля. Мы выстраиваем свою историю, но каждый сидящий в зале может увидеть свою. А вообще - был ли папа? Реально или нет? Историю с папой можно сформулировать и рассказать в нескольких вариантах. Папа вроде как бы разбился, или она его вообще придумала? В жизни же бывают разные случаи. Часто матери, чтобы не травмировать детей отсутствием отца, выдумывают историю, что папа-полярник, разбился или плавает во льдах. Может, она даже письма за него пишет? Как эффект замещения?

Для девушек свойственна романтизация и она вполне нелишняя. Я когда нашёл стихотворение «Мы падаем где-то над Мьянмой», то пришёл в восторг! В нём удивительным образом сошлись все темы нашей истории: отец пишет письмо дочери, которая ещё в утробе матери. Есть такой этап, после которого, словно магнитом, всё начинает притягиваться. Вот и у нас после этого стихотворения выстроилась примерная картина.

Всё на фантазию зрителя. История есть и она прописана, а каждый уже сам её расшифрует. И таких линий несколько.

Например, изначально линия психотерапевта была другая, он у нас молчал. И тут я встретил стихотворение «Аденоиды», который написал 16-летний мальчик. Это одно из немногих мест, где зрители смеются. Но была одна девушка, которая сказала: «Это моя история! Это меня так обманули в детстве!», - и заплакала. Видимо, она эти чувства тогда похоронила в себе, мы напомнили и всколыхнули. С этим же тогда, в далёком детстве, не разобрались, не нашли места, а человека обманули, а этот обман его тревожит спустя годы. Мы вложили этот текст в уста психотерапевта, сделав образ гораздо объёмней.

К актёрам надо прислушиваться. Одно из ключевых финальных стихотворений «Розового самолёта» - «Мама на даче». У меня было своё представление, у Маши (актриса Мария Беккер) – своё. Я пытался этот стих разложить как отдельный спектакль, там целая жизнь проходит. А Маша сказала: «А мне кажется, это как будто бы ты перед смертью вспоминаешь всю свою жизнь!» Я говорю - Чудесно! Да, вполне себе тема этого стихотворения! На тот момент ещё у него не было конкретного места, а тут раз - и оно в финале.

А как возникло название «Розовый самолёт»? Почему, например, не «от минус бесконечности до плюс бесконечности?»

Героиня спрашивает на сеансе: "А можно я нарисую розовый самолёт?" Когда появилась история с папой, мы поняли, почему она так говорит. Ведь папа её разбился утром, и небо было раскрашено в розовый цвет. Это она видела в своей иллюзии. А дальше? Трактуйте как хотите! Мне понравилось название, потому что оно связано с содержанием спектакля, но не лобовое, типа «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», а вроде «милый мой хороший догадайся сам…»

Конечно, каждый зритель по-своему трактует. Для меня это как символ Мечты…

Тоже имеет место быть! Ведь она нарисовала самолёт! И Он полетел! Кстати, летит он каждый раз по-разному - в зависимости от того, как актриса его сложит. Один раз он пролетел по широкому кругу, ударился около меня в стену (я на спектакле сижу за звуковым пультом) и спикировал прям ко мне! Я затаил дыхание - мне музыку менять надо в этот момент, а тут самолёт прилетел –символично!)

Ваш спектакль каждый видит сквозь призму личного восприятия, надежд, комплексов, желаний, разочарований. Что Вы, режиссёр Сергей Усков хотели сказать этим спектаклем?

На мой взгляд, я не именно этим спектаклем хочу что-то сказать, я вообще хочу что-то сказать. Спектакль в таком формате для меня – это и есть желание поговорить со зрителем! Мы втроём выстраиваем этот диалог! Моя задача – сделать его логичным, связным, поддержанным музыкально, светово, образно. А о чем мы говорим? Например, о том, что все сложности мы нагромождаем сами, возможно, всё намного проще.

Искусство может помочь разобраться в своей жизни?

Да, именно! Кино посмотреть вместе, сходить в театр, услышать тишину... Удивительно, насколько разные пары в жизни бывают, люди абсолютно не похожие, по тем или иным причинам остающиеся вместе. Но это, наверное, космос, необъяснимо логически.

Мы неспроста брали стихи молодых людей. Разброс от 16-ти и примерно до 30-ти лет. Многие поэты, например, Сергей Чемоданов, Ганна Шевченко сейчас уже взрослые люди, но у нас в спектакле стихи, которые написаны ими в более раннем возрасте.

Чемоданов - суровый взрослый, умудрённый опытом мужчина, в молодости написал такое метафоричное стихотворение:

«Я прислал бы фиалок,

Но все они зачахли в тусклом сумраке кукольного домика в моей голове...»

Когда в аннотации написали, что спектакль по стихам лучших поэтов, мы попросили убрать формулировку "лучшие", так как посчитали это некорректным. Лучшие - не лучшие – это всё субъективно. У нас - те стихи, которые легли на нашу конкретную историю и отозвались в сердце. Есть более сильные и глубокие, есть более слабые, но все они - часть нашей истории.

Вы создали действительно инновационный спектакль. Много постановок поэтических, где читают стихи под музыку, с видео-фрагментами. Но Вы создали пьесу, целостную историю из стихотворений современных поэтов.

Идеи сделать что-то новое, инновационное не было. Такое случается, когда ты этого не хочешь. Задача была – сделать спектакль по стихотворениям современных поэтов. Ребята показали мне первый вариант пьесы, его создавала женщина, а это кардинальная разница, логика, эмоциональная составляющая – всё другое. С течением времени, всё больше убеждаюсь, что общепринятый стереотип о сильной и слабой половине человечества в жизни воплощается наоборот, что женщины сильнее во всех отношениях, а мужчины – более ранимые и незащищённые.

А Вы брали полностью стихотворения? Или есть отрывки из поэм, пьес и т.д., которые Вам подходили по смысловой нагрузке?

Отдельный вопрос – можно ли дробить стихи? Имеем ли мы право взять для пьесы и соединить часть одного стихотворения с частью другого? Ведь это даже авторы разные. Антон и Маша меня за это сильно ругали, но я-то выстраиваю свою историю на основе литературного материала. Поэтому иногда, мы к этому прибегали. Но минимально, чтоб не терялся смысл строк.

В общей сложности работа над спектаклем длилась около трёх лет, так как были долгие паузы из-за насыщенных графиков актёров, я тоже уезжал в другой город на постановку. В принципе, спектакль состоялся во многом благодаря Маше, которая концентрировала всех нас на проекте.

Сложно было найти авторов и получить их разрешение на использование стихотворений в спектакле?

Этим Маша больше занималась. Что-то далось легко, что-то – очень сложно. Одни активно авторы пользуются социальными сетями, а есть определённый сегмент – противников. Хотя казалось бы, почему? В наше-то время? Ну это их выбор. У нас есть стихи Лилии Ромашкиной, Солы Моновой, которые гастролирует со своими стихами.

А все авторы разрешили использовать их творчество?

Не все авторы пошли нам на встречу. Вот, например две прямо противоположные истории. «А зачем вы взяли это стихотворение? Я писала его в детстве, сейчас я не такая! Вот возьмите ссылку на сайт - любое стихотворение выбирайте». Мы пытались объяснить, что нам не надо любое, нам по истории надо это. И точно такой же случай был наоборот. Парень говорит: «Вы знаете, я это стихотворение написал пацаном в 16 лет, сейчас я совсем уже другой человек». Но он разрешил нам его использовать, попросив не указывать имени.

А был инцидент не очень приятный – довольно популярная поэтесса, имя по этическим соображениям называть не буду. Мы даже лично до неё не добрались, вокруг неё - много администраторов и прочей «свиты», которые наотрез отказались. И возникла проблема - выпал определённый кусок, а значит смысловая нагрузка. И тут единичный случай, когда мы обратились к поэтессе, чтобы она написала специально под нашу историю. Сначала отказалась, сказав что на заказ не пишет, но подумает. А мы объяснили, чтО нам нужно, какая тема, в каком ключе. И как-то просыпаемся, а в Фэйсбуке вывешено стихотворение нам в подарок. Это Лиля Ромашкина. Она пришла на спектакль и через два дня вывесила в стихотворной форме пост, который начинался со слов: «Что, накрыло? Да, накрыло!» Там идёт определённый текст и в конце: «Вскрыли так, что жить пора!...» Это невероятно, конечно! В том числе ради этого, таких моментов и стоит заниматься тем, что мы делаем!

Каковы отзывы первых зрителей? Что сказали друзья, родственники, коллеги, которые уже посмотрели?

У нас было всего четыре спектакля, но каждый раз кто-нибудь да говорит: «Вы что у нас камеры дома поставили»? Поэт, например, написавший «80 миль в час», приехал с женой, которая нам сказала: «Как будто про нашу семью спектакль сделан».

Соседка Антона с Мариной привела всю семью и маму. Мама говорит: «Я вообще -то не умею говорить, но вы ребята так меня глубоко «мокнули». Есть над чем подумать».

Пришёл один знакомый говорит: «Ну, ребята, заработать, как принято говорить -«продать» этот спектакль невозможно, но зато ему прямая дорогая на фестивали и т.п.»

Показал товарищу видео-версию спектакля. После он сразу сказал несколько общих фраз, а потом, говорит: «Надо подумать!» Прошло какое-то время, я и забыл уже, а он сам вернулся к этой теме, стал рассказывать ощущения. Значит человек действительно думал!

Многие говорят, что хотят ещё раз увидеть, переосмыслить, что-то воспринять по-другому. Как в фильмах каких-то - смотришь повторно и не перестаёшь удивляться! «Ирония судьбы» или «Бриллиантова рука», например, всегда отрываешь новое! Важно, что зрителям надо ПОДУМАТЬ! Для меня это прям подарок!

У вас в спектакле нет проходных моментов, находясь в зале ты полностью погружён в происходящее. Надо не терять концентрацию внимания, улавливать мельчайшие детали, связующие нити…

Мне очень понравилось, что Ира, наша однокурсница, которая сейчас живёт в Америке, посмотрела видео спектакля и написала много тёплых слов, я ей ответил, что очень хотелось, чтобы люди поняли, о чём мы говорим. Она ответила: «Понятно всё, начиная с первой спички!» Мне это важно, чтобы люди не принимали это как нагромождение чего-то там, а чтобы они Понимали, что это разговор! Есть стихи, которые искрят смыслами, высекают тысячи значений!

Согласитесь, очень важно с актёрской точки зрения видеть реакцию публики? Видеть мнение, понимание или непонимание, а не пустые стеклянные глаза?

Я не верю людям, которые говорят, что работают не для зрителя. Я считаю они лукавят. Спектаклю нужен зритель, это необходимый магический «ингредиент», который вдыхает в спектакль жизнь! Другое дело, что публика бывает очень разной. Некоторые люди приходят посмотреть и не знают, как реагировать, как себя проявлять? Например, есть моменты, где можно поаплодировать, посмеяться, а они теряются и не знают как себя вести.

Наверное, это проблема зрителей? Некоторые сидят, как под панцирем, боятся выразить свои эмоции, показаться излишне откровенным. По сути - те же самые «Аденоиды», которые в глубине души мучают человека, а он боится это высказать?

Не все люди, к сожалению, застроены на это. Бывает - муж жену привёл, ей интересно, она смотрит, затаив дыхание, а он сидит- в телефоне, это не его.

А бывает, наоборот. Пришла у нас девушка, которая прям в голос смеялась, абсолютно не обращая внимания на других! Притом смеялась она в тему, даже там, где заложен мельчайший юмор. А что? Правильно! Человек пришёл - выражает свои эмоции, причём по делу!

Спектакль действительно затрагивает за Живое! Притом каждого за Своё живое! Не просто сидишь и смотришь, а участвуешь! Я лично вместе с героиней купалась в этом подводном мире, каталась на велосипеде и качелях на даче и т.д. Ты вдруг становишься не просто сторонним наблюдателем, а знакомым, другом, соседом. Тут в каждом просыпается своё!

Я не знаю как это получилось, у нас задач таких не было. Я не думал и не строил ночами планы по покорению мира. Но видимо всё получилось, наверное, мы правильный путь избрали. И я очень рад! «Розовый самолёт» для обоих актёров – невероятно сложный спектакль, но им очень нравится над ним работать! У актёров основной подход – эмоциональная составляющая. Лучшее, что они могут сделать - это когда эмоции возникают у зрителя! Нас учили конкретике, «не вдруг, а потому что». Ты вышел на сцену, что бы что???

А как зрителю какие спектакли Вам интересно смотреть?

Насмотрелся за свою жизнь разных спектаклей, слава Богу, было много хорошего, гениального! Меня ещё в юные годы, например, потряс спектакль Марка Захарова «Жестокие игры». Я, как зритель, хочу живых эмоций, за этим в театр и идут! Публика приходит для того, чтобы её обманули – я рад поверить, но актёр должен помочь, хорошо бы без фальши! Чтобы я соглашался, шёл за действием.

Зачастую в современных прочтениях многие артисты боятся проявлений, опасаются пойти до конца, показать, что они рефлексируют до глубины души. Как будто на полутонах… Полутона хороши, конечно, в определённых моментах, но нужно и развитие, кульминация, чтобы зритель понял, что тебя что-то задело за живое, что ты Человек! Актёрская природа, в моём понимании, должна быть гибкой, вести за собой.

Иногда смотришь фильм или спектакль и понимаешь, что видишь самовыражение создателей, а ты по каким-то причинам это не воспринимаешь, не можешь погрузиться, оценить. Нет понимания на уровне сознания и сразу возникает отторжение. Есть школьные кружки - это одно дело, самодеятельность. Но когда начинают за это брать деньги, а люди вообще из другой области, это обман. Мне жалко людей, которые заплатили деньги и не очень в этом ориентируются. Им может не с чем сравнивать, но они сидят и не могут понять - почему им скучно? То ли я зря время и деньги потратил, то ли нет? И создаётся общее ощущение, что театр – не его, лучше смотреть кино или телевизор. Ну это всё субьективно.

Например, с нами училась сокурсница, которая во время разных этюдов любила всплакнуть! Мастер курса всегда говорил строго: «Я понимаю, что тебе плохо, может скорую помощь вызвать? Ведь неплохо было бы если б я всплакнул?!» Ты можешь что угодно делать на сцене, а в результате можешь и заплакать, НО ты не должен заниматься Собой. Надо транслировать на общую площадь, «высекать» из зрителя эмоции.

Однокурсник работает в одном из Московских театров (название говорить не будем) – один из «сундучков нафталина». Когда-то, когда молод был их создатель, театр был хорошим. Но сейчас их спектакли далеко от сегодняшнего дня, от современного театра. Раньше - на злобу дня, остро, актуально, было понятие «эзопов язык», когда шифровались, это волновало людей. «Ах, как смело!», - думали зрители в зале. Сейчас – никто ничего не запрещает и театры не понимают, что им сказать.

Вернёмся к «Розовому самолёту». Насколько сложным было визуализировать и инсценировать, сделать понятным, интересным, доступным зрителю, структурировать, не механически, а драматически?

В принципе, у нас получился «киношный формат», я разные видел спектакли, но такого рода - довольно немного. Обычно всё развивается по сюжету структурировано, у нас по-другому. Это как «клипы», фрагменты воспоминаний. В результате получается – мы смотрим одну сцену, потом смотрим другую и мозг ищет ответ, как что с чем связано. Мозг работает, я люблю такие вещи!

Но Вам удалось передать не просто гонку сцен и кадров, а нравственный смысл.

Моя супруга, Валерия Костина - сценарист, написала часть пьес, по которым я ставил спектакли. В начале нашей совместной работы она отвечала за смысл, а я за форму. Но постепенно я прошёл путь понимания, что форма ради смысла, а не наоборот, что формой я должен обратить зрительское внимание на историю.

Вспомним легендарную «Москву слезам не верит» и фразу про одно сплошное телевидение. Сейчас также можно сказать про Интернет. И поэзия сейчас совсем другая. Что Вы по этому поводу думаете?

Буквально на последних репетициях финальной сцены, когда Антон-ангел заходит снимать грим с Героини, появилась идея, что Ангел зайдёт, щёлкнет пальцами и заиграет музыка. И тут я случайно нашёл интервью в котором поэт говорит ровно о том, чем мы собственно и занимаемся, что Поэзия выживет только в том случае, если она будет взаимодействовать с другими видами искусства, и другие интересные, созвучные нам мысли. В результате этот текст звучит в спектакле из радиоприёмника.

Как вы лично относитесь к динамике современности? К тому, что порой виртуальный мир вытесняет реальный?

Интернет, компьютеры и прочие гаджеты - неотъемлемое условие нашего мира. Мы сейчас говорим, думаем, мыслим быстрее, динамичнее и театр, конечно, тоже должен идти в ногу со временем. Если мы начнём другим языком говорить, зрителей будет раздражать.

Надо современным языком говорить о вещах, которые в нашем понимании достойны этого. Это важно. Поэтому и гаджеты у нас есть на сцене, но они должны работать, отражать какие-то вещи.

Но тут главное же соблюсти баланс, чтобы в этой гонке по кругу не улететь в тупость, в пошлость, в грубость, не утратить моральные ориентиры?

Конечно, это важно. В финальном стихотворении "Розового самолёта" есть текст:

«сколько воды из крана течет под камень

сколько воздушных масс над плитой клубится

сколько огня под старой сковородою

сколько земли в цветочных горшках твердеет...»

Фишка в том, что на одной маленькой кухне присутствуют все четыре жизненные стихии. Поэтому «домохозяйкин блюз». Это не к тому, что женщина должна найти утешение, чтобы лепить пельмени, нет, но так или иначе она – Хозяйка своего дома, уют, тепло, в этом и спасение. Если мы будем долго выяснять кто какой, это один путь, а второй путь – принять друг друга такими, каким мы есть, а не ломать! Иначе – одиночество, депрессии, болезни. Это стихотворение мне очень дорого. Его автор – Ганна Шевченко, которая нам очень помогла в создании спектакля.

Можно сказать, что спектакль Дышит, Живёт, Трансформируется? Изменили ли что-то после премьеры?

Да, Театр – это Живое общение! И даже порой меня, режиссёра, начинает вести за собой. Сегодня это такой спектакль, завтра другие нюансы, детали, оттенки появляются. Некоторые правки вносятся, но не глобальные. Важно, что Актёрам нравится в нём работать, творить, предлагать.

Спектакль идёт в камерной обстановке, зритель чувствует дыхание актёров, ощущает себя частью сценического пространства. Есть ли в планах перенос на площадку с большей аудиторией?

Аудиторию можно расширить, на мой взгляд, до 150 зрителей, более-менее комфортное существование. Этот спектакль некоммерческий. Мы сами вложили в него свои средства, время, энергию. Проблема таких спектаклей в том, что нет директора, человека, который бы устраивал, организовывал. Ну будем надеяться, всё дело времени. Сейчас идёт речь о гастролях, фестивалях.

Немного поделитесь планами о Вашем новом совместном спектакле с Антоном Эльдаровым, основанном на поэзии Маяковского?

Маяковским меня Антон заразил, мне понравилось как он читал его стихи. Я Маяковского знал на уровне школьной программы, он мне казался острым, угловатым, неудобным. Но когда я начал читать, фильмы документальные смотреть, о его жизни узнавать, я постепенно начал проникаться! По задумке Антона, в основе должна быть поэма «Война и мир». Сначала тексты поэта мне не давались, но потом, словно улавливаешь какой-то «ключ» и дальше Всё понимаешь! Но когда постепенно я стал погружаться, то ощутил, насколько его творчество -нереальное, сколько там заключено энергии, чувств! Я даже удивился, как он до этого возраста дожил и не взорвался. Супруга тогда мне сказала: «Маяковский у мужчин тоже самое, что Цветаева у женщин». Это настолько неудобные в жизни люди, они буквально «съедали» человека своей любовью, неимоверными чувствами, как вулкан. С другой стороны, он, как трогательный котёнок, по пониманию, ранимый, робкий. Но если что-то не так-то он как цунами... Литературную основу пьесы мы составили. Пьеса написана. Результатом я доволен, получился очень разносторонний разговор о судьбе поэта, попытка понять, что же заставило его так рано уйти. И теперь наша задача всё это реализовать! В феврале приступаем к репетициям…»

Но это уже совсем другая история, о которой мы обязательно расскажем в наших следующих репортажах. С нетерпением ждём от Сергея Ускова и Антона Эльдарова моноспектакля, основанного на творчестве Маяковского, и продолжаем парить на крыльях «Розового самолёта» и надеяться, что как можно больше людей смогут его увидеть, прочувствовать и осознать…

 

World Podium © 2015 - 2019.     Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 62927.  Дата регистрации: 31.08.2015.

Исключительные права на материалы, размещённые на данном сайте, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат компании «World Podium». При использовании текстовых материалов издания, обязательна активная ссылка на ресурс и имя автора. Фотоматериалы сайта не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. 

Приобретение авторских прав: wp_info@mail.ru

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Поделитесь