«Жестокие игры» в Театре им. Моссовета: тотальная нелюбовь и фатальное одиночество

Новости

«Жестокие игры» в Театре им. Моссовета: тотальная нелюбовь и фатальное одиночество

«Жестокие игры» в Театре им. Моссовета: тотальная нелюбовь и фатальное одиночество

Дети, которых не любили в детстве, превращаются во взрослых, которые не умеют любить... Это, пожалуй, аксиома, которая, как известно, не требует доказательств. О незакрытых детских гештальтах, фатальном одиночестве и тотальной нелюбви спектакль Евгения Марчелли «Жестокие игры», премьера которого состоялась на сцене Театра имени Моссовета 30 октября 2021 года.

В основе постановки - одноимённая пьеса Алексея Арбузова, написанная в 1978 года и широко известная благодаря легендарному спектаклю Марка Захарова в «Ленкоме». В последние годы этому и некоторым  другим произведениям Алексея Арбузова театры не уделяли должного внимания, и очень жаль. Хочется поспорить со стереотипом о том, что пьесы талантливого драматурга со сменой эпох стали менее актуальными: фундаментом каждого произведения Алексея Арбузова является человеческая личность, а она с течением веков трансформируется гораздо медленнее, чем сменяются социальные устройства и модные тенденции.

В этом сезоне ведущие театры столицы представили несколько ярких премьер по пьесам Алексея Арбузова.

Два месяца назад мы рассказывали о премьере спектакля «Счастливые дни несчастливого человека» в Театре им. В. Маяковского: https://worldpodium.ru/news/premera-spektaklya-pritchi-schastlivye-dni-neschastlivogo-cheloveka-v-teatre-mayakovskogo-ne .

В сегодняшней рецензии речь пойдёт о «Жестоких играх» в Театре им. Моссовета.

«Жестокие игры» Евгения Марчелли - вне времени, спектакль очень кинематографичен, словно на флэшбэке кино и фотоплёнки перед зрителями всплывают разные эпизоды из жизней героев.

В стоп-кадре фотоаппарата или кинокамеры разворачивается хроника событий и биографий, но жизнь - это не кино, здесь невозможно сделать второй дубль и заново переписать ту или сцену.

Сценография и костюмы Анастасии Бугаевой также погружают в абстрактное пространство фотостудии - каждый из нас художник своей жизни, а какая палитра красок будет превалировать на холстах наших судеб, во многом зависит от  нас самих.

Персонажей в спектакле много, они все очень разные и похожие одновременно - их объединяет одиночество, психологические травмы, разочарование в жизни и в людях.

В центре сюжета - три друга детства, которым вместе комфортно помолчать, 20-летние молодые парни, ментальный и моральный возраст которых гораздо выше - их почти невозможно порадовать, вдохновить и удивить: каждый день героев - бегство от себя.

Кай Леонидов  в прекрасном воплощении Мити Фёдорова - один из представителей «золотой молодёжи», родители которого откупаются от детей деньгами, апартаментами, бездушными письмами, напечатанными на машинке, но забывают о том, что это не заменит внимания и участия, тепла домашнего очага и тёплых объятий мамы.

На вопрос, что на свете лучше всего, Кай, не задумываясь, отвечает: «Детство!». Именно детство является символом беззаботности, беспечности и искренней радости. Взрослого Кая невозможно порадовать, кажется, он, словно простейшая медуза, забыл, чтоб бывает позитивная гамма чувств.

Не замечая яркого спектра в красках жизни, художник неистово, а порой безумно, пытается воплотить его в своих картинах в стиле боди-арта и дриппинга. Хаотично выплёскивая краски на полотно, абстрактно визуализируя разные образы на телах гиперболизированных до вульгарности моделей, Кай безудержно пытается пробудить в себе ребёнка, который искренне и непосредственно умеет радоваться каждому мгновению. Словно пленник «Снежной королевы» из сказки Андерсена, Кай живёт в оцепенении, скованный ледяными айсбергами равнодушия и цинизма.

Второй друг - победитель олимпиад и покоритель женских сердец, Никита Лихачёв, которого в разных составах воплощают Нил Кропалов и Антон Поспелов. Представитель внешне вполне благополучной семьи, в которой каждый погружён в самого себя и не интересуется жизнью другого, пытается во всём быть лидером, наверное, тем самым обращая на себя внимание окружающих и пытаясь заполнить внутреннюю пустоту. И хотя «бубенчик» громко звенит, эти переливы далеки от настоящей музыки.

Третий друг -  Терентий. В воплощении Ивана Расторгуева это более земной, но совсем не приземлённый парень, который находит отдушину в выступлениях в самодеятельности, где его никто не перебивает. Увлечённо читая отрывки из «Демона» Михаила Лермонтова или с наслаждением смакуя чай с ягодами, Терентий не может пережить обиду детства - простить отца-алкоголика, из-за которого маленький мальчик перенёс много горя. Может быть, поэтому он почти по-отечески заботится о флегматичном Кае, подсознательно пытаюсь окружить друга той заботой, которой был лишён сам.

Образ отца Терентия, которого блистательно воплощают Виталий Кищенко и Александр Бобровский, тоже очень узнаваем: он признал и осознал неисправимые и неумолимые ошибки своего прошлого, мужчина готов на всё, чтобы сын простил его.

Показателен и отчим Кая в воплощении Дмитрия Щербины и Александра Яцко: молодому мужу матери взрослого сына абсолютно неинтересны проблемы пасынка, у него есть гораздо более весёлые и интересные дела.

Словно призрак, в одной из сцен возникает мать Нели (Лариса Кузнецова), слишком поздно раскаявшаяся в изгнании дочери из дома и причастности к убийству её нерожденного ребёнка.

И, наконец, главная героиня этой истории. С куклой, напоминающей о ребёнке, которому не суждено было появиться на свет, возникает на пороге квартиры Кая Неля (Екатерина Девкина). Эпатажная девушка, которая за свои 19 лет жизни уже неоднократно успела разочароваться в людях, борется за своё место под солнцем: за внешней эксцентричностью Неля прячет ранимую душу. Платить «телом» за ночлег для неё норма, но в глубине души этого «тела» ещё теплится огонёк надежды и веры в то, что не все люди жестокие. Может быть, поэтому в нарядах Нели превалирует розовый цвет - её «розовые очки» веры в человечество ещё не разбиты. К Никите, кажется, героиня проникается вполне искренним чувством, а, может быть, это иллюзия, и она просто играет со смазливым парнем?

Непохожий на всех тех, кого она встречала раньше, таёжный врач Миша Земцов, словно маяк надежды, на время пробудит в Неле веру в людей, но незавидная судьба героя, которого тонко и чутко воплощает Антон Аносов, разобьёт иллюзии девушки о возможности романтичной сказки в реальной жизни.

Персонаж Антона Аносова, кажется, самый положительный, честный в этой истории людских противоречий, сомнений и страданий.  «Неосторожно мы к жизни относимся, невнимательно!» - говорит Миша в одной из сцен. Но, увы, и его жизнь совсем не похожа на тихую гавань семейного счастья и благополучия.

Герой искренне любит свою жену Машу (Ирина Климова и Яна Львова), которая намного старше его. Но для выросшей в детдоме Маши таёжная свобода и открытие месторождения нефти становится гораздо важнее рождения и воспитания собственной дочери, которую она, как кукушка, готова бросить на произвол судьбы…

За кадром сцен в тайге звучит гул вертолёта, воет пурга, а в комнате Миши и Маши вверх ногами лежит выкорчёванная таёжная ель, которая в данном контексте не атрибут Нового года и надежды, а наоборот, утрата почвы под ногами и корней, дисбаланс и диссонанс.

В одну из мизансцен, словно летний дождь и весенняя гроза, вторгается  хор в цветных дождевиках и бахилах, в котором задействована почти вся труппа театра - актёры разных поколений и регалий.

Многоголосье великолепных голосов, как заклинание или манифест, поёт знаменитый хит «All I Need Is Your Love Tonight». Эта масштабная сцена  - трагическая метафора, символизирующая, что «страшнее нету одиночества, чем одиночество в толпе».

«Не имея возможности жить вечно, мы имеем возможность жить ярко»: однако, почему-то большинству людей это неподвластно.

Наверное, поэтому ярким в их жизни являются лишь дождевики, а наслаждение радугой эмоций для них невозможно. Хаотичные «картины» которые рисует Кай, разноцветные дождевики, даже огромная собака из воздушных шаров… «воздушные замки» иллюзий.

Антиподом этих контрастов и парадоксов является мир Детства, как воплощение абсолютного счастья и гармонии. Дети рефреном сопровождают всё действие спектакля.

На занавес «Жестоких игр» вынесен эпиграф из пьесы Алексея Арбузова, который, в свою очередь, позаимствовал его в пьесе Эдварда Олби «Не боюсь Вирджинии Вулф»:

«…потом он подрос…

Ходил на прогулку… и шёл между нами, дав каждому ручку,

Зная, что мы поддержим и научим его уму-разуму,

Чувствуя нашу нежность и даже любовь…»

Это слова нерождённого ребёнка, а, может быть, аллюзия к тому, чтобы мы не убивали в своём сознании наивных и непосредственных детей, которые смотрят на мир широко открытыми глазами, мечтают, фантазируют, стоят планы и воплощают их в жизнь? Для детей нет границ и барьеров, каждое мгновение для них - возможность, дети точно знают, что волшебные сказки бывают в реальности! Но в процессе взросления многие люди, столкнувшись с подлостью, предательством и равнодушием, обрастают колкими шипами безразличия и цинизма, словно защитным панцирем, отгораживаются от внешнего мира, теряют способность отличать добро от зла и навсегда забывают чувство полёта на «крыльях фантазии», начиная играть в «Жестокие игры».

Градус отношений героев друг с другом и с самими собой накалён до предела, словно оголённый электропровод: они ведут «Жестокие игры» не только с окружающими, но и с собственным сознанием, а оно гораздо более непредсказуемый и опасный противник, чем все армии мира.

Спектакль Евгения Марчелли о действительно жестоких играх современных людей, которые утратили чувство эмпатии, сочувствия и сострадания не только к ближнему, но и к самим себе, погрузились в аморфное равнодушие и безразличие жизни по инерции. А по накатанной дороге, как известно, велик риск быстро скатиться в пропасть, выбраться из которой порой бывает не под силу.

И всё же финал этой драматической истории, изобилующей гипертрофированным гротеском, дарит светлый луч надежды, что не всё ещё потеряно для героев.

Маша, одумавшись, забирает к себе родную дочь, Терентий впервые называет Константинова отцом, а Неля и Никита застывают в финальном стоп-кадре. Дальнейшую судьбу всех героев каждый зритель нафантазирует сам, но благодаря "Жестоким играм" Евгения Марчелли публика имеет возможность пересмотреть фотохронику своих поступков, мыслей, желаний и амбиций и понять, что детство навсегда остаётся в наших сердцах.

Каждый человек сам должен сделать выбор, что нести в своём жизненном багаже: детские обиды, разочарования и травмы или надежды, фантазии и мечты?

Ближайшее рандеву «Жестоких игр» на сцене Театра Моссовета - 20 августа.

 

За «Жестокими играми» наблюдала корреспондент Бурулева Юлия

Фотографии: пресс-служба Театра Моссовета (Елена Лапина  и Кристина Вануни)

Читать также

World Podium © 2015 - 2022.     Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 62927.  Дата регистрации: 31.08.2015.

Исключительные права на материалы, размещённые на данном сайте, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат компании «World Podium». При использовании текстовых материалов издания, обязательна активная ссылка на ресурс и имя автора. Фотоматериалы сайта не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. 

Приобретение авторских прав: wp_info@mail.ru

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Поделитесь